Нелегко рождался автомобиль ГАЗ М-20 «Победа», как нелегка была и сама победа, в честь которой он был назван. Впоследствии, немало неприятностей пришлось пережить его конструктору Андрeю Александровичу Липгарту. Еще бы, попасть в немилость к самому Сталину. События развивались по стандартному для советского общества сценарию – поспешность проектирования, радостное рапортирование о завершении разработки, ударная борьба с ошибками уже в процессе массового производства серийной модели, поиск и наказание «козлов отпущения».

 

 

Шел февраль 1943-го года. Еще дымились места боев сталинградской битвы. 6-я немецкая армия под командованием фельдмаршала Паулюса недавно капитулировала, оказавшись в кольце советских войск. Гитлер признал, что теперь «возможности окончания войны на Востоке посредством наступления более не существует». Фашисты потеряли в Сталинграде больше четверти всех своих сил. Долгожданный перелом в войне наступил.

А в это время главный конструктор автозавода имени Молотова А.А. Липгарт докладывал

Победа советского автопрома
 
 

Серийный выпуск «Победы» начался в 1946-м. Выглядел автомобиль довольно современно и прогрессивно для своей эпохи.

 

 

   

Сталин осматривает прототип "Победы"

на отраслевом совещании в Москве о ходе разработок новых моделей. Будущая «Победа» находилась среди них. Но тогда еще она проектировалась под рабочим названием ГАЗ-25 «Родина». Говорят, что «Победа» –  это было запасное название, и машина стала так называться благодаря Сталину. Когда в 1945-м году ему продемонстрировали прототип, он спросил: «И сколько же стоит Родина?». Сталину не понравилось не только название, но и машина в целом. Дело в том, что для показа привезли два варианта – с шести- и четырех-цилиндровыми двигателями. Шести-цилиндровый двигатель уже прошел практические испытания на серийном ГАЗ-11-73. Его производство было хорошо отлажено. Но, наверное, внешних облик «Родины-Победы», ее внутренняя отделка, да еще и эти пресловутые шесть цилиндров показались вождю атрибутами представительского автомобиля для избранной элиты. Кроме того, он посчитал «Победу» непрактично расходующей дефицитный послевоенный бензин. И только после аргументов Липгарта в пользу экономичности четырех цилиндров, Сталин дал разрешение на производство машины.